Встреча «большой четверки»

Соглашаясь на и категори­чески отказывая в допуске на нее КНР, американская дипломатия в какой-то мере, очевидно, пыталась вызвать подозрительность китайского руководства к этой встрече. Во всяком случае, после Женевской конференции 1954 г. правительство США долго не соглашалось на участие в каком-либо международном совещании, в котором одно­временно участвовали бы как СССР, так и Китай.

Намереваясь прощупать единство социалистических стран, правительство Эйзенхауэра в то же время стреми­лось взять под свой контроль растущие тенденции среди американских союзников к мирным переговорам и согла­шениям с СССР. Дальнейший отказ США от участия в них мог бы привести к проявлению определенной само­стоятельности Англии и Франции в этом направлении, что, несомненно, внесло бы новый элемент раздора в НАТО. Согласившись же на встречу западных держав с СССР, правящие круги США могли рассчитывать или придать ей желаемый для себя характер, или сорвать ее, но «коллек­тивными усилиями», сохранив, таким образом, в любом случае единый фронт Запада под собственной эгидой и ско­ординировав его политику в отношении Востока. Наконец, большое место в американской дипломатиче­ской стратегии занимали планы перехвата инициативы «мирного наступления» у СССР, приписывание себе зара­нее всех возможных положительных результатов встречи в Женеве и возложение на него ответственности за все ее «планируемые неудачи». Учитывая сложившуюся репута­цию Эйзенхауэра как «миротворца», именно совещание на высшем уровне с участием президента должно было, по мнению Вашингтона, послужить наиболее надежным трамплином для перехода США в новую контратаку про­тив Советского Союза «в мирном аспекте».