Провозглашение «тотальной дипломатии силы»

В таких условиях перед господствующими кругами США неизбежно должен был весьма остро встать вопрос о даль­нейшей как атомной, так и всей их глобальной политике. Ряд видных ученых-физиков (Р. Оппенгеймер, Д. Лилиен­таль и др.) предупредил правительство, что США способны пойти по пути создания «супербомбы», т. е. термоядерного оружия, но что они не могут больше рассчитывать на за­воевание сколько-нибудь значительного перевеса над СССР в области новейших и наиболее разрушительных ви­дов оружия, что продолжение гонки вооружений будет не­избежно вести к усилению угрозы войны, к уменьшению безопасности всего человечества, и в том числе самих США. Решающее слово, однако, снова осталось за крупнейши­ми монополиями, Пентагоном, политиками, дипломатами и примкнувшими к ним учеными США, выступившими за создание «супербомбы». Одной из идейно-политических причин этого решения являлось то обстоятельство, что фактически никто из тогдашних военных и политических руководителей США не хотел еще поверить в нереальность планов «американского мира», не рискнул откровенно признать крах «атомной дипломатии», взять на себя от­ветственность за пересмотр укоренившегося среди правя­щих кругов США мировоззрения и политики «холодной войны». Из первых провалов линии на запугивание и силу в отношениях с внешним миром был сделан не единственно возможный и разумный вывод о необходимости отказаться от нее, а ошибочное заключение о возможности якобы из­менить «ход игры», удвоив, утроив, удесятерив ее ставки!