Специальная группа экспертов во главе с Нельсоном Рокфеллером

Характерно, что, как только было принято решение о созыве конференции в Женеве, подготовкой различных предложений, с которыми Эйзенхауэр мог бы выступить на ней, наряду с госдепартаментом занялась, спе­циализировавшимся в то время на «психологической стра­тегии» США. Эта группа, названная по имени военно — морской базы Квантико, где она располагалась, прежде всего «подвергла тщательному изучению тенденции обще­ственного мнения в Европе. Обследования показали нали­чие сильных настроений в пользу запрещения ядерного оружия. Имелись также знаки возрастающего безразличия к НАТО… Одной из проблем, которую группа в Квантико должна была рассмотреть, являлась, следовательно, сле­дующая:’ каким образом США могли бы сохранить свои ядерные силы, но при этом еще сделать ясным для всех, что их цель — мир (!). Именно во время поисков такой формулы группа натолкнулась на идею о том, чтобы пре­зидент вдохнул новую жизнь в старые планы воздушной инспекции и обмена военной информацией… Группа в Квантико предчувствовала, что Советы предложат конкрет­ный военный план в Женеве и что президент должен быть готов выступить с равными позитивными предложе­ниями» Преимущественно разведывательно-пропагандистский подход правящих кругов США, разумеется, не мог не ска­заться на подготовке, ходе и результатах встречи на выс­шем уровне в Женеве в июле 1955 г. Правительство Эй­зенхауэра попыталось, например, включить в программу переговоров такие «вопросы», как «положение порабощен­ных народов за железным занавесом и цели международ­ного коммунизма».