Американский экспедиционный кор­пус

Стоило, однако, достичь некоторых временных успехов в войне про­тив корейского народа, как Совет национальной безопас­ности, несмотря на сомнения и возражения многих союз­ников США, принял фактически одностороннее решение в сентябре 1950 г., рекомендовавшее генералу Макартуру пересечь 38-ю параллель, «расширить свои операции к се­веру от параллели и составить планы оккупации Северной Кореи в том случае, если не будет какого-либо указания или угрозы выступления советских или китайских воору­женных сил» . Вслед за этим США протащили в ООН резолюцию от 10 октября, уполномочивающую войска им­периалистов в Корее принять необходимые меры для уста­новления «стабильных условий» по всей стране и дости­жения ее «единства», т. е. фактически для ликвидации КНДР и распространения режима Ли Сын Мана на всю Корею. Временные военные успехи Макартура буквально вскружили головы организаторам интервенции. 15 октяб­ря 1950 г. во время встречи на острове Уэйк в Тихом океане президент Трумэн и другие высокопоставленные лица из Вашингтона обсуждали с генералом Макартуром и его окружением уже не более и не менее, как такие, на­пример, вопросы: «управление Кореей, когда она будет объединена, ее восстановление… безопасность Индокитая». А глава Комитета начальников штабов генерал Брэдли предложил даже — в связи с «близким окончанием» войны в Корее — обсудить «вопрос о переброске войск с Дальнего Востока в Европу»

После встречи с Трумэном Макартур приступил к за­вершающей стадии претворения в жизнь новой, весьма расширенной американской стратегии войны в Корее. Несмотря на недвусмысленные предупреждения о том, что ни СССР, ни КНР не допустят разгрома КНДР и распро­странения военного пожара на свои собственные границы, генерал Макартур упорно продолжал свой «марш на Се­вер», хвастливо обещая к рождеству вернуть американ­ских парней домой «с победой».