Воен­но-политическая гегемония

Если правящим кругам США и удалось достичь некоторых временных успехов в навязывании своей, в развертывании экономиче­ской и других форм экспансии, в перераспределении в свою пользу источников сырья и рынков сбыта внутри капиталистического мира, прежде всего в странах Запад­ной Европы, Ближнего и Дальнего Востока и Западного полушария, то в отношении СССР и других социалистиче­ских государств, а также многих освободившихся из-под колониального гнета, развивающихся стран их дипломатия доллара, силы и антикоммунизма терпела одну неудачу за другой. Наиболее очевидное поражение потерпели расчеты гос­подствующих кругов США на «сдерживание» мирового революционного процесса, на изоляцию, подрыв и запуги­вание СССР. Все старания проводить «тотальную диплома­тию», создать «ситуацию силы» и подготовить войну с ка­кими-либо шансами на успех против великого социалисти­ческого государства оказывались тщетными. Более того, правительство Трумэна, непрерывно шумевшее о «совет­ской угрозе», должно было на деле, волей-неволей, огра­ничить свою агрессивную, интервенционистскую актив­ность на мировой арене из опасений спровоцировать все­общий военный конфликт. Не Америка в действительности «сдерживала русских коммунистов», а Советский Союз явился самым мощным фактором, сдерживающим устрем­ления американских империалистов к установлению миро­вого господства. Внешнеполитические провалы и трудности правительства Трумэна явились одной из главных причин поражения де­мократической партии на выборах в ноябре 1952 г. Пере­давая свое «дипломатическое наследство» новому, респуб­ликанскому правительству Эйзенхауэра — Даллеса, Тру­мэн и Ачесон вынуждены были признать, что реальное положение США на мировой арене «весьма серьезно».