Решение о военном, а затем дипломатическом и пси­хологическом использовании атомной энергии

Оно было вторым роковым шагом правительства Трумэна, втянувшим мир в обременительную, спиральную гонку вооружений, чре­ватую в конечном счете угрозой всеобщего термоядерного конфликта.

Ускоренная подготовка позиций силы для американ­ской дипломатии, с которых она могла бы проводить «же­сткий курс» в отношении СССР и других противников ми­рового господства США, развертывалась правительством Трумэна по всем направлениям. Не успели еще умолкнуть выстрелы второй мировой войны, а американские импе­риалисты уже выступили с претензиями не только на со­хранение сети своих опорных военных пунктов и баз во всем мире, но и на их расширение в мирное время. Так, например, они потребовали передачи и сохранения за США в послевоенные годы баз на бывших японских под­мандатных территориях Тихого океана и, более того, на собственной земле Японии. 6 августа 1945 г. подкомитет по военно-морским делам палаты представителей США официально рекомендовал, в частности, занять или удержать «под американские базы» следующие, принадлежавшие уже не только Япо­нии, но и союзникам Америки, «стратегические» острова: Рюкю, Окинава, Палау, Бонин, Курильские (!), Маршал­ловы, Каролинские, Марианские, Новые Гебриды, Соломо­новы, Адмиралтейства, Новая Каледония и др. «Право» США на эти приобретения обосновывалось американски­ми конгрессменами той «почти единоличной» ролью, ко­торую США сыграют в «восстановлении», а вслед за тем и «поддержании мира на Тихом океане», а точнее ролью за­воевателя, не считающегося с интересами ни жителей дан­ного района, ни других стран.