Подчинение американо-англо-француз­скому диктату

Их сущность сводилась к тому, что Советский Союз должен был отказаться от права от­стаивать свои интересы при принятии любых решений по этому вопросу, т. е., согласиться с решениями сепаратного Лон­донского совещания западных держав, по которым восточ­ногерманские области обязаны были присоединиться к соз­даваемому на западе страны новому государству, возвра­тить в частные руки национализированную собственность немецких монополий и т. д. Американские условия, при­знавал Кеннан, «предусматривали принятие целиком со­ветским правительством соглашений, выработанных исклю­чительно западными державами без его участия, и таким образом означали нечто подобное безоговорочной капиту­ляции советской политики в Германии» . Вновь сорвав переговоры с СССР по германскому во­просу, американская дипломатия форсировала разработку и введение особого «оккупационного статута» для Запад­ной Германии и Западного Берлина, который, в частности, увековечивал пребывание американских войск на их тер­ритории и ускорил формирование западногерманского пра­вительства. С введением в силу этого «статута» и созда­нием ФРГ был положен конец существованию Германии как единого государства не только фактически, но и юри­дически, что давно уже входило в планы американского империализма. Мы пришли к выводу, признавал Ачесон (хотя и в нарочито туманной форме), «что нашей главной заботой должно быть будущее Европы и что воссоединение Германии само по себе не следует рассматривать как глав­ную цель» .