Атомная дипломатия

Таким образом, уверенность в «американской способ­ности» односторонне и совершенно безнаказанно поуп­ражняться в «» послужила одной из основных причин, толкнувших Временный комитет «еди­нодушно рекомендовать президенту Трумэну, что бомба должна быть использована без предварительного преду­преждения и как можно быстрее». США не должны упус­тить возможность произвести впечатление на весь мир, ут­верждал А. Комптон. «Бомба создана вовремя,— заявил В. Буш,— чтобы покончить с необходимостью делать ка­кие-либо уступки русским в конце войны» . Рекомендации Временного комитета полностью отве­чали желаниям правящих кругов США во главе с прези­дентом, на котором лежала конечная ответственность за отдачу жестокого приказа об атомной бомбардировке Япо­нии. Будучи твердо убежден в том, что США «владеют теперь оружием, которое не только революционизирует войну, но и может изменить ход истории», Трумэн без про­медлений отдал подобный приказ. Близорукость взяла верх над дальновидностью, авантюристичность над трез­востью, воинственность над миролюбием. В Вашингтоне не смогли и не захотели понять, что при­менение атомного оружия не поднимет, а уронит между­народный авторитет США, что оно не запугает Советский Союз, а, наоборот, побудит его приложить максимум уси­лий к быстрейшей ликвидации атомной монополии США, приведет не к капитуляции СССР, а к серьезнейшему ос­ложнению и обострению американо-советских отношений. Правящие круги США не предусмотрели, что важнейшим результатом использования энергии атома в военных це­лях в конечном счете будет не усиление Америки, а потеря ею своей былой стратегической неуязвимости, не укреп­ляющее, а, наоборот, парализующее воздействие на амери­канскую дипломатию.