Классические каноны политики силы

Это— «устрашить» прогрессивные си­лы Лаоса, одерживавшие одну победу за другой над про­американскими генералами. Вплоть до заключения согла­шения о перемирии и начале переговоров в Женеве по лаосской проблеме Кеннеди, как подчеркивал Соренсен, «не изменил своей позиции (которая соединяла блеф с реальной решимостью — в пропорциях, которые он не от­крыл никому), что США должны будут вмешаться в Лаосе, если он не сможет быть спасен другим образом» . На деле, однако, все демонстративные приготовления США к интервенции в Лаосе в апреле — мае 1961 г. не оказали существенного влияния на положение в стране. Войска Патет Лао и присоединившихся к ним нейтрали­стов продолжали «расширять и консолидировать свои по­зиции. Еще всего несколько недель борьбы, признавал президент позднее в частной беседе, «и коммунисты имели все военные перспективы захватить страну целиком»». В то же время союзники США не проявляли никакого желания поддержать планируемую американскую интер­венцию. В таких условиях Д. Кеннеди непосредственно обратился ко всем заинтересованным сторонам, и в первую очередь к Советскому правительству, с просьбой о сотруд­ничестве в установлении мира в Лаосе, в дипломатическом разрешении конфликта. Победа компромиссного подхода и здравого смысла в лаосском вопросе не означала, однако, что весь курс США по отношению к Юго-Восточной Азии переводился пра­вительством Кеннеди на новые основы. Прежде всего пра­вящие круги США в ходе переговоров в Женеве в 1961 — 1962 гг. неоднократно пытались воспрепятствовать участию подлинно патриотических сил Лаоса в этих пере­говорах, а затем и в коалиционном правительстве, сохра­нить свой военный персонал в этой стране, снова прибег­нуть к угрозе военной интервенции, в частности в мае 1962 г. с территории Таиланда, где были высажены более 5 тыс. американских морских пехотинцев .