Направления американской дипломатии

Подчиняя все концепции противостояния и борьбы двух мировых «сило­вых центров», правительство Эйзенхауэра стремилось во­влечь в эту борьбу все страны капиталистического мира. «Нейтралитету в душе и при голосовании», утверждал государственный секретарь США, пришел конец. При этом поскольку военный аспект («устрашение силой») являлся доминирующим в американской политике, постольку одна из главных целей дипломатии Даллеса состояла в том, что­бы попытаться связать эти страны прежде всего именно военными обязательствами с США, завершить окружение СССР, всего социалистического содружества кольцом агрессивных блоков и баз и замкнуть это кольцо на его южных и восточных границах. Вовлечение в связи с этим в военные союзы под американской эгидой государств Ближнего, Среднего и Дальнего Востока являлось одной из подлинных иде-фикс руководства государственного де­партамента США. Не считаясь с настроениями и интере­сами большинства молодых арабских и азиатских госу­дарств, с их ясно выраженным нежеланием вступать в планируемые США антисоветские блоки, Даллес развер­нул в 1953—1956 гг. активнейшую кампанию по осущест­влению своей задачи военной организации «свободного мира для борьбы с коммунизмом». Обычная клевета в ад­рес СССР и восхваление США были дополнены на этот раз грубыми нападками на самостоятельную политику неприсоединившихся государств, на их антиимпериалисти­ческую, антиколониалистскую, нейтралистскую позицию на международной арене. Заявление об «аморальности нейтралитета» явилось своего рода кульминационным пунктом этих нападок. Иг­норируя тот факт, что сами США на протяжении почти всей своей истории в прошлом занимали в международных делах именно эту «аморальную» позицию, Даллес объявил ее 9 июня 1955 г. «несовместимой с долгом» каждой страны, входящей в капиталистическую систему, занять свое место в «борьбе с коммунизмом». Нейтралитет, про­возгласил он, является «устаревшей и, за исключением некоторых совершенно особых случаев, аморальной и бли­зорукой концепцией».