Внимание общественно­сти

В то же время своей кампанией вокруг прибрежных остро­вов Вашингтон стремился отвлечь от гораздо большего и принципиального вопроса о су­ществе его позиции в отношении КНР. Затевая спор из-за прибрежных островов, необходимых якобы для «защиты Формозы», даллесовская дипломатия тем самым пыталась утвердить как само собой разумеющийся факт совершив­шееся фактическое отторжение этой части исконной китай­ской территории, ее «самостоятельное» государственное существование. Было бы неверно, однако, рассматривать вмешатель­ство США в борьбу за прибрежные острова Китая осенью

1954г. только как акт «психологической войны». Влия­тельные силы в стране жаждали взять реванш  Опасное развитие событий в Тайваньском проливе в конце 1954 — начале 1955 г. было приостановлено отнюдь не «капитуляцией коммунистов» перед доктриной «масси­рованного возмездия», а, наоборот, решительной борьбой всех миролюбивых сил против «балансирования на грани войны». В конце марта 1955 г. слухи о «неизбежности атомной войны» из-за островов Куэмой и Мацзу «просочи­лись» из правительственных кругов Вашингтона в амери­канскую и мировую печать и вызвали подлинную бурю возмущения в США и особенно за их пределами. Даже многие сенаторы, голосовавшие за формозскую резолю­цию, в том числе JI. Джонсон, заклеймили американскую позицию как «безответственную». Министр иностранных дел Канады JI. Пирсон публично заявил, что Канада не будет воевать вместе с США из-за прибрежных китайских островов. Волна протестов внутри страны, выявившаяся между­народная изоляция США вынудили правительство Эйзен­хауэра срочно начать поиски выхода из той опасной ситуа­ции, которую оно само создало. Особую роль в очередном отступлении США от «грани войны» сыграла твердая пози­ция СССР, которая не оставляла у американских руково­дителей никаких сомнений в том, что их нападение на КНР будет равносильно вступлению в конфликт со всем социалистическим содружеством и его главной силой — Советским Союзом.