Традиционные черты американской дипломатии

Приверженность к мифам об «исключительности», «предначертании судьбы», вера во «всесилие» Америки ста­ли «обычными»,. Все они, одпако, отступали в послевоенные годы на второй план перед антикоммунизмом, который был фактически возведен в своего рода высший принцип аме­риканской дипломатической теории и практики. На протя­жении многих лет ни одна сколько-нибудь значительная внешнеполитическая декларация или акция «холодной войны» не обходилась без стандартного упоминания о «коммунистической угрозе или агрессии». Экспансионист­ские устремления американского империализма фактиче­ски слились с его классовой борьбой против революцион­ных сил, распространившись на весь мир и превратив его дипломатию в «крестовый поход против коммунизма». «Современный глобализм,— отмечал с определенной иро­нией американский ученый Г. Моргентау,— пытается за­щитить достоинства свободного мира от заражения комму­низмом и создать мировой порядок, в котором эти достоин­ства имели бы шансы на процветание. Антикоммунистиче­ский крестовый поход стал одновременно и моральным принципом современного глобализма и основой нашей все­мирной внешней политики»  Воинствующий антикоммунизм и антисоветизм, так же как ставка на военную силу, притязания на роль «миро­вого лидера и жандарма», вся теория и практика «холод­ной войны», не принесли, однако, ни славы, ни ожидаемых успехов дипломатии США. Напротив, они привели ее к серьезному и длительному кризису. Творцы, руководители и идеологи современной американской дипломатии оказа­лись вынужденными — кто раньше, кто позже, кто в боль­шей, кто в меньшей степени — начать пересмотр и пере­стройку ее задач и тактики, орудий и методов, сложив­шихся в первые послевоенные годы. Огромные изменения в соотношении сил на мировой арене заставляют эволю­ционировать и внешнюю политику и дипломатию США.