Развитие мировой ситуации

Выступая 8 февраля на очередной пресс-конференции, Д. Ачесон объявил политику Советского Союза «несовме­стимой (!) с нынешним, ко­торое базируется на мире и сохранении национальной не­зависимости и свободы». Повторив избитые утверждения О «советской агрессии» против Берлина, Греции и Китая, Ачесон объявил, что она стала возможной лишь по причине «слабости» этих районов и что добиться ее прекращения и соглашения с СССР можно только путем противопоставле­ния ему превосходящей силы. И далее он дал ставшее, можно сказать, «классическим» определение политики «с позиции силы», объявив заодно, что впредь США будут проводить такую политику везде и всегда. «Наша основная политика,— заявил Ачесон,— создание ситуации, которая расширит сферу возможного соглашения (как это хорошо звучит), то есть создание ситуации силы (и вот как это расшифровывается.— Ю. М.) вместо слабости, которая су­ществует во многих районах мира. Нашей политикой в Германии, следовательно, было разобраться и восстановить экономику Германии… То же самое всегда было целью оккупации Японии, поскольку это касается азиатской ча­сти мира. В другом районе всей задачей программы эконо­мического восстановления Европы является создание силы вместо слабости. Это — цель программы вооружений. Это же — задача пункта 4-го» (программы Трумэна).

Чтобы ни у кого не осталось сомнений в том, что пра­вящие круги США в конечном счете возлагают на новую «супербомбу» свои главные надежды в очередных тщетных попытках силой навязать советскому и другим народам «американский мир», Ачесон заявил: «Возможность того, что может быть развито новое и очень страшное оружие… то обстоятельство, что результаты войны могут быть даже еще более чудовищными в будущем, чем они были в прош­лом, не меняет тех фактов, о которых я говорил» . Короче говоря, угроза термоядерной войной также отныне офици­ально включалась в арсенал дипломатического общения США с другими странами.