Западноевропейские союз­ники

США убедили также своих положить в основу дальнейшей стратегии НАТО их доктрину «гибкого реагирования». Принятие этой доктри­ны, по расчетам Вашингтона, должно было, с одной сто­роны, уменьшить опасность возникновения большой тер­моядерной войны в Европе, а с другой — стимулировать гонку обычных вооруженных сил западноевропейских стран. Одновременно правительство Джонсона добилось решения о создании так называемой Атлантической эс­кадры НАТО, в которую первоначально вошли боевые ко­рабли США, Англии, Канады и Голландии. «Эта Атлан­тическая морская эскадра,— писал еженедельник «Ю. С.ньюс энд Уорлд рипорт»,— рассматривается американ­скими официальными лицами как возможная предшест­венница подобных же интегрированных союзных военно — морских сил в Средиземном море, чтобы встретить здесь неожиданное появление советской мощи… Новый флот НАТО благосклонно оценивается американцами, занимаю­щимися планированием, как средство принуждения евро­пейцев принять на себя большую долю тяжести обороны и обеспечить видимую демонстрацию скорее натовской, чем исключительно американской, ответственности за про­тивостояние возможному советскому вызову» . С самого начала своей деятельности правительство Джонсона искусственно обострило так называемый «фи­нансовый кризис» ООН, который фактически парализовал на время работу этой международной организации. США потребовали, чтобы некоторые страны, и прежде всего СССР, отказывавшиеся оплачивать расходы по незакон­ным колонизаторским «операциям ООН», организованным американской дипломатией в обход Совета Безопасности, были подвергнуты санкциям вплоть до лишения их права голоса. Разумеется, Советский Союз и многие другие чле­ны ООН решительно отвергли эти домогательства.