Американские политики

Они рассчиты­вали, что им удастся не только сорвать само обсуждение вопроса, грозящего ликвидацией атомной монополии США, но и возложить в глазах американского и мирового обще­ственного мнения вину за это… опять-таки на Советский Союз. В последний момент этот план, правда, встретил еще одно неожиданное для Вашингтона препятствие. Когда 30 декабря 1946 г. американская делегация потребо­вала провести открытое голосование по вопросу о прекра­щении переговоров, английский делегат А. Кадоган, как признал Барух, «отозвал меня в сторону и сказал мне, что правительство его величества не может поддержать аме­риканскую позицию». Однако американская дипломатия уже успела войти во вкус вполне определенной тонально­сти обращения с остальными капиталистическими держа­вами. «На яснейшем языке,— вспоминал Барух,— и в при­сутствии других я заявил ему (Кадогану.— Ю. М.), что, если Великобритания покинет нас, я заклеймлю ее в выра­жениях, по сравнению с которыми фраза «коварный Аль­бион» будет звучать подобно похвале. После этого… Анг­лия голосовала с США и восемью другими странами в поддержку американского плана» . Из числа членов ко­миссии только СССР и Польша не поддались американ­скому атомному шантажу.

О том, что вся эта опасная игра была подготовлена за­ранее, о ее целях и возможных зловещих последствиях знали только избранные, в том числе и «либеральные», американцы. Знали, но говорили об этом лишь шепотом, тайком, «в частных беседах». По докладу Баруха, преду­преждал Д. Лилиенталя еще в конце июля 1946 г. Р. Оп — пенгеймер, в Комиссии по атомной энергии ООН будет при­нято решение «большинством 10 против 2, которое пойдет в Совет Безопасности, где Россия использует свое «вето» и откажется следовать ему. Это будет изображено нами как