Китайские аэродро­мы поддержки в Маньчжурии

Блокадой китайского побе­режья и тому подобными мерами… чтобы избежать чрез­мерно больших затрат на наступление, было ясно, что мы должны будем использовать атомное оружие» В эти же дни Даллес на прямой вопрос одного из по­мощников президента Хьюза: «Будем мы рады или опеча­лены, если завтра коммунисты примут предложенный Ин­дией компромисс для урегулирования» корейской вой­ны? — весьма недвусмысленно ответил: И все же разговоры о готовности правительства Эйзен­хауэра — Даллеса пустить в ход атомное оружие, чтобы добиться победы в Корее, больше походили на блеф, при­званный запугать противника и подбодрить самих себя. Мощь, единство и решимость СССР и других социалисти­ческих стран дать отпор любой новой агрессии империали­стов, недвусмысленный отказ поддержать такую агрессию со стороны даже ближайших союзников США, растущее сопротивление американскому диктату в стенах ООН вы­нудили правительство Эйзенхауэра на деле воздержаться самому и сдержать свою марионетку Ли Сын Мана от про­должения борьбы силой за «освобождение» Северной Ко­реи, подписать перемирие фактически на условиях восста­новления существовавшего до американской агрессии по­ложения. Правительство Эйзенхауэра — Даллеса, подвергнув пере­смотру официальные внешнеполитические доктрины и ло­зунги США, занялось также переоценкой, «модернизаци­ей» и пополнением арсенала средств и орудий американ­ской дипломатии, опять-таки в сторону более «жесткого и энергичного» их применения в интересах американского империализма.

Была предпринята попытка, в частности, более «эко­номно» и в то же время откровенно использовать амери­канскую «помощь» для достижения военно-политических целей, желаемого дипломатическо-психологического эф­фекта и экспансионистских устремлений монополий США.