Дипломатия «освобождения» и «массированного возмездия» в действии

«Новые» внешнеполитические доктрины и планы респуб­ликанского правительства, хотя они и выглядели гораздо более «динамичными», чем прежние, в то же время в дей­ствительности не могли расширить рамки реальных воз­можностей политики США, магически превратить ее пора­жения в успехи. Эти доктрины восприняли целый ряд основных идеологических установок обанкротившейся дип­ломатии «сдерживания». Под избитым предлогом «борьбы с коммунизмом», обеспечения «безопасности» и «нацио­нальных интересов» Америки они обосновывали не только враждебную политику по отношению к Советскому Союзу, но и всемирную экспансию американских монополий, борь­бу с освободительным движением и эксплуатацию разви­вающихся стран, вытеснение из различных регионов мира более слабых капиталистических конкурентов. Более того, определенный «паралич» американской дипломатии во взаимоотношениях с СССР и другими социалистическими странами, ее нежелание договариваться с ними и в то же время боязнь предпринять против них какие-либо иные «решительные действия», помимо военных угроз, подрыв­ных акций, экономической блокады и «психологической войны», содействовали тому, что главная активность дал- лесовской стратегии по «отбрасыванию коммунизма» ока­залась в ряде моментов направленной внутрь капитали­стического мира.

В минуты откровенности Эйзенхауэр и Даллес называ­ли, в частности, в числе «побед» своей дипломатии «осво­бождения» свержение в августе 1953 г. правительства Мос — садыка и ликвидацию к полной выгоде американских нефтяных монополий англо-иранского конфликта, тянув­шегося с 1951 г.