Деятельность правительства Эйзенхауэра — Даллеса

Она привела к небывалой еще прежде в американской истории ставке на военные и «психологические» средства в дипло­матии. Подход с военными категориями почти ко всем международным проблемам стал наиболее примечательной чертой даллесовских доктрин и практики. Будучи, однако, не в состоянии пустить в ход свой огромный военный по­тенциал, правящие круги США стремились использовать его для «войны нервов» против СССР и других социалисти­ческих стран. Держать своих противников в постоянном напряжении, отказываться вести с ними переговоры иначе, как с позиций силы и атомного шантажа, делать ставку на подрыв и ослабление их положения — таково было содер­жание даллесовской дипломатии. Независимо от мотивов и намерений их авторов, док­трины «освобождения» и «массированного возмездия» яви­лись кульминационным пунктом «холодной войны», наи­высшим проявлением агрессивности и антикоммунизма официальной американской дипломатии после второй ми­ровой войны. Само их провозглашение было беспрецедент­ной в истории международных отношений попыткой «уза­конивания» политики интервенции, кризисов и войн. Ставя своей задачей найти надежное и постоянное ору­жие для преодоления «кризисных ситуаций», т. е. для про­тиводействия успехам сил социализма, национального освобождения и мира, с которыми непрерывно сталкива­лись во всех частях света американские империалисты, даллесовская дипломатия, будучи не в состоянии решить эту задачу, на деле изобрела лишь способ превращения каждой своей попытки справиться с ними в потенциальный источник мирового термоядерного конфликта.