Понятия «переговоры» и «позиция силы»

Сами однако, явно несовместимы друг с другом. Если бы правящие кру­ги США действительно хотели и стремились к равноправ­ным переговорам и компромиссным соглашениям с СССР, то им не понадобились бы авантюристические усилия до­биться подавляющего перевеса сил над социалистическими странами. Выдвижение же на первый план задачи создания «ситуации силы» снова неопровержимо подтверждало, что американские империалисты надеялись добиться фактиче­ской капитуляции перед ними СССР, что они стремились к обострению международной обстановки, к «вооруженно­му миру», продиктованному США. Тот же Армстронг от­мечал, что дополнение формулировки о задаче создания «ситуации силы» словом «переговоры» призвано было лишь оправдать интенсивное перевооружение западных держав, успокоить тех, кто был встревожен гонкой воору­жений, уверяя их, будто бы она направлена к… достиже­нию соглашения с СССР.

Упорная ставка на атомное оружие как на основу аме­риканской дипломатии, как на последнее и решающее сред­ство достижения целей американского империализма на мировой арене вела не только к полному обесценению всех деклараций правящих кругов США об их стремлении к миру и атомному разоружению, но и к принятию этими кругами на свое вооружение в конце 40-х — начале 50-х го­дов крайне опасной концепции «превентивной войны», «первого атомного удара». «Мы отдавали на словах дань, когда выступали на международных форумах,— признает Д. Кеннан,— желанию ликвидировать атомное оружие. Но было совершенно ясно… что мы основываем нашу оборо­нительную структуру на этом оружии и намереваемся первыми использовать его»