Стремление проводить внешнюю политику страны

Ис­ходя только из узкоэгоистических интересов и классовых предрассудков господствующей элиты и игнорируя все дру­гие факоры, не может успешно реализовываться диплома­тией в современную эпоху. Чем больше руководствуется дипломатия односторонними, субъективными намерения­ми и чем меньше считается со сложной реальной действи­тельностью, тем чаще испытывает она кризисы и пораже­ния. Это понимает и признает ныне все растущее число американских общественных и государственных деятелей, бизнесменов и ученых. Глубокие противоречия между устремлениями правя­щих классов и интересамр1 трудящихся масс, между целями и возможностями, между планируемым и проводимым кур­сом и объективными историческими закономерностями не­изменно характеризуют в большей или меньшей степени империалистическую политику и дипломатию. Эти проти­воречия, особенно когда они достигают большой остроты, способствуют усилению борьбы различных тенденций в американском обществе и политике. В поисках их преодоле­ния или, по крайней мере, смягчения руководители п идеологи американской дипломатии прибегают к самым разнообразным средствам, начиная от попыток ее чисто организационно-технического «усовершенствования» и кончая вынужденным пересмотром некоторых своих задач, направлений и орудий деятельности на мировой арене. Стремясь приспособиться к реальной обстановке и «амортизировать» неблагоприятные для себя сдвиги в мире, правящие круги США чаще и прежде всего при­бегают к реорганизациям своих дипломатических служб, переменам в составе их аппарата, модификации и модер­низации арсенала их средств и методов.