Совещание в Женеве

Наряду с желанием как-то сманеврировать в неблаго­приятной для себя обстановке правящие круги США по­шли на, преследуя и ряд других це­лей. Американские руководители намеревались, в частно­сти, с одной стороны, «прощупать», насколько эффектив­ным орудием служит и может служить угроза атомной войны в отношении СССР, как часть «психологической» и прочей борьбы с ним. С другой — они хотели попытаться выяснить, нельзя ли найти какие-то пути к предотвраще­нию такого положения, когда США сами могли бы ока­заться в пламени термоядерного огня. Другим мотивом, по которому правительство Эйзен­хауэра согласилось на встречу в Женеве, явилось его убеж­дение в том, что создание Западноевропейского союза, ре­милитаризация ФРГ и включение ее в НАТО существенно изменили в пользу империализма положение в Европе, и это позволяет вести переговоры с СССР с позиции силы и «свершившихся фактов». Заставить Советский Союз не только примириться с этими фактами, но и отступить пе­ред давлением Запада в европейских делах, в германском вопросе — таковы были расчеты американской диплома­тии. Не случайно за два месяца до встречи в Женеве госу­дарственный секретарь США Даллес категорически от­верг идею нейтрализации объединенной Германии, а мень­ше чем за месяц до этой встречи подписал двустороннее соглашение о «взаимной военной помощи» с ФРГ. «Точ­ка зрения Соединенных Штатов,— заявил государствен­ный секретарь 24 мая 1955 г.,— состоит в том, что по­литика нейтралитета неприменима к стране типа Герма­нии» .