Французский парламент

30 августа 1954 г. отклонил проект договора о создании ЕОС. Это событие было рас­ценено в Вашингтоне как бунт, нетерпимое проявление «своеволия» одного из союзников, как удар по западно­европейской и всей глобальной стратегии США. При этом Даллес не нашел ничего лучшего, как снова пригрозить западноевропейским государствам, что если они не согла­сятся в какой-либо форме на ремилитаризацию ФРГ, то США откажутся от всех своих обязательств по «коллектив­ной обороне» и должны будут «пересмотреть свою внеш­нюю политику, особенно свое отношение к Европе». Это было уже двойным блефом, переходящим всякие границы общепринятой дипломатии. Во-первых, выполняя свои предыдущие декларации, США уже должны были бы собираться без дальнейших слов «покинуть Европу» после крушения ЕОС; во-вторых, и это главное, на деле они ни раньше, ни теперь не намеревались добровольно «уходить» даже в том случае, если бы не только Франция, но и дру­гие страны отказались от поддержки их планов ремилита­ризации ФРГ. 3 сентября 1954 г. Эйзенхауэр заявил ис­полняющему обязанности государственного секретаря Б. Смиту, что в первую очередь следует направить «наши мысли в сторону создания замены для ЕОС… мы не можем признать своего поражения». По мнению президента, в со­здавшейся обстановке для США существовали два или да­же три возможных курса действий: «а)