Сфера дипломатии

Переходя к практическим выводам в из своих теоретических изысканий, Бжезинский утверж­дал «право» США, во-первых, на руководство всеми осталь­ными странами, во-вторых, на военное вмешательство в дела тех государств, где события развертывались бы не так, как это угодно американским империалистам. «Сегод­ня наше глобальное вовлечение и наше превосходство в силе таковы, что их сокращение создало бы международ­ный хаос огромных размеров…— утверждал он.—Можно сказать, что интервенция (американская.— Ю. М.) оправ­данна во всех случаях, когда отказ от нее будет созда­вать региональную нестабильность возрастающих мас­штабов» .Таким образом, под прикрытием красивых фраз о «ста­бильности» и мире излагались планы подчинения амери­канскому империализму развитых, но находящихся еще, по оценке Бжезинского, на стадии «автомобильной рево­люции» стран Европы и Азии, а также неоколониального завоевания развивающихся «нестабильных» районов зем­ного шара. Президент Джонсон, выступая со своей претенциозной программой построения «Великого общества» в Америке, недвусмысленно дал понять, что эта программа имеет не только внутриполитические, но и важные дипломатические цели — служить «примером» для переустройства всего ос­тального мира по образу и подобию Соединенных Штатов и под их руководством. «Мы намереваемся показать,— за­явил он в одном из своих выступлений,— что мечта нашей нации о Великом обществе не останавливается перед бе­регами океана и что это не только американская мечта. Все будут приветствоваться разделить ее. Все приглашаются содействовать ей»