Мировоззрение гос­подствующего класса Соединенных Штатов

Верно служа интересам и разделяя, американские дипломатические сотрудники и эксперты сами нередко от­личаются субъективизмом и схематизмом в подходе к меж­дународным проблемам. Их функция сводится в основном к представлению различных сугубо прагматических пред­ложений, советов, вариантов подхода к проблемам, причем ограниченных определенными рамками официальных догм. Даже те из американских дипломатов и ученых, которые до или после государственной службы позволяют себе критически относиться к тем или иным аспектам внешней политики США, во время работы в официальных учреж­дениях проявляют максимум лояльности по отношению к взглядам и действиям правящих кругов  Особенно отрицательное воздействие на дипломатиче­скую службу США оказали воинствующий маккартизм, разгул антикоммунистической истерии в США в конце 40-х — начале 50-х годов и некоторые другие моменты. Обвинив государственный департамент в «предательстве» и в «мягкости к коммунизму», «бешеный» сенатор из Ви­сконсина добился проведения его чистки и «промывания мозгов», в результате которых десятки и сотни сотрудни­ков были уволены по обвинению в нелояльности, а другие запуганы и вынуждены отказаться от попыток проявлять какой-либо реализм и объективность в подходе к внешне­политическим проблемам. Руководящим правилом для американских дипломатов надолго стал лозунг промаккар — тистского руководителя службы безопасности госдепарта­мента С. Маклеода: «Унция лояльности стоит дороже, чем фунт мозгов». Другими факторами, снижающими эффективность ди­пломатической службы США, стали громоздкость и обюро­крачивание ее растущего аппарата, некомпетентность, инерция, параллелизм действий или конкурентная борьба отдельных его частей. «Профессиональные дипломаты,— писал один из видных американских историков, А. Шле- зингер-младший,— всегда стремились рассматривать внеш­нюю политику США как учрежденческую, если не свою личную собственность… добавляли к этому собственниче­скому инстинкту непоколебимую преданность позициям прошлого, были ли эти позиции хорошими или плохими. Труднейшим делом из всех было изменить что-либо — по­зиции, программы, догмы» *.