Смена внешнеполитической доктрины «сдерживания»

Доктриной «освобождения» еще больше подчеркивала те ос­новные цели, которые ставил перед собой американский империализм на международной арене: борьба против ком­мунизма и завоевание мирового господства. И то обстоя­тельство, что правительство Эйзенхауэра — Даллеса столь откровенно провозглашало теперь эти цели и свою реши­мость настойчиво добиваться их, то, что оно искало новые направления, орудия и методы для их достижения, не мог­ло, разумеется, не наложить своего отпечатка на амери­канскую дипломатию первой половины 50-х годов. Публичное принятие на себя правительством США обя­зательств по «освобождению», «отбрасыванию коммуниз­ма» стало одним из сильнодействующих факторов, толкав­ших их внешнюю политику в сторону еще большей агрес­сивности и авантюристичности. Пытаясь выполнить взя­тые обязательства, поддержать свои лозунги и престиж внутри и вне страны, правительство Эйзенхауэра — Далле­са старалось нарастить достаточно сил, найти какие-то эффективные средства для осуществления глобальных за­мыслов американского империализма, стремилось специ­ально демонстрировать свое намерение «покончить со злом коммунизма» во всем мире. К прежней «тайной» дипломатии непрерывного посяга­тельства на суверенитет, подрывных действий и давления на социалистические страны правящие круги США приба­вили теперь еще и открытую угрозу войны и интервенции, подстрекательства к контрреволюционным мятежам с це­лью насильственного свержения существующих в них пра­вительств, «поглощения» их по очереди мировым капита­лизмом.