Преемст­венность политики республиканцев и демократов

Целый ряд факторов предопределил явную по отно­шению к Кубе, в том числе подготовки и организации втор­жения на Остров свободы весной 1961 г. Главным из них была крайняя озабоченность американских империалистов тем, что в районе, который они привыкли рассматривать как свою безраздельную вотчину, возникло полностью не­зависимое от них государство. Для правящих кругов США само существование и политика идущей по социалистиче­скому пути Кубы были «нетерпимым вызовом» всей систе­ме панамериканизма. Не случайно кубинская республика была объявлена «несовместимой с межамериканскими принципами», а ее ликвидация тем или иным путем стала одной из главных целей политики США. 3 апреля 1961 г. государственный департамент опуб­ликовал пространный документ,  Подобного конфиденциального заявления было впол­не достаточно, чтобы не только еще раз продемонстриро­вать лицемерие официальных американских деклараций о том, что США «никогда первыми не начнут» термоядер­ной войны, но и подтвердить наихудшие предположения Франции и других западноевропейских государств об опас­ности американского «покровительства». В то время, как в Европе все менее верили в миф о «советской угрозе», президент США подтверждал, что Америка готова, несмот­ря ни на что и не считаясь ни с кем, первой нанести ядер­ный удар по СССР, а следовательно, вовлечь весь мир, в том числе и Европу, в термоядерную катастрофу фактиче­ски по собственному произволу. Мысль о том, что на осно­вании одного только предположения об «опасности амери­канским силам» ими могут быть пущены в ход ракеты и ядерные бомбы, действительно должна была быть «устра­шающей», но в первую очередь для тех, кто связан с США общими военными узами.