Создание и на­ращивание атомного потенциала СССР

В результате, большая война с ним грозила теперь все более серьезными последствиями для самих США. Ревностные поклонники политики «силы» упрямо не желали, однако, отказываться от использования угрозы подобной войны в качестве одного из главных ору­дий своей дипломатии. Отсюда возникло такое страшное и уродливое, свойственное империалистической политике 50-х годов явление, как «психологическое» использование атомного оружия. Даже сознавая все возрастающую опас­ность, в том числе и для собственной страны, атомной войны, руководители внешней политики США тем не ме­нее непрерывно угрожали ею силам мира, социализма, де­мократии и национального освобождения. Увеличение «психологической ценности» атомного оружия неизбежно влекло, однако, за собой такие весьма практические послед­ствия, как дальнейшее взвинчивание гонки стратегических вооружений, нагнетание в мире напряженности и страха, «балансирование на грани войны». Наконец, еще одним из важнейших факторов, в силу которых правительство Эйзенхауэра — Даллеса уделяло особое внимание «психологической борьбе», явились круп­ные провалы на мировой арене, серьезная дискредитация американских «идеалов». Несмотря на все старания аполо­гетов американского империализма, США не стали в гла­зах большинства народов мира ни образцом социальной и национальной организации общества, ни «оплотом свободы и мира». Более того, именно в первые послевоенные годы Америка, из-за политики ее правящих кругов, больше, чем когда-либо за всю ее предшествующую историю, навлекла на себя порицаний за великодержавность и воинствен­ность, маккартизм и расизм.