Латиноамериканские страны

Одной из наиболее характерных черт американской дипломатии является ее приверженность к односторонним декларациям и действиям. Обладая часто значительным перевесом сил над своими соседями, контрагентами, союз­никами (в XIX в.— над, после второй мировой войны — над остальными капитали­стическими державами), Соединенные Штаты предприни­мали и предпринимают многие свои дипломатические ак­ции без каких-либо консультаций и соглашений с ними, ставя их перед свершившимися фактами, диктуя им свою волю и решения, игнорируя их точку зрения и возраже­ния. Даже организуя под своей эгидой широкую сеть воен­но-политических союзов и навязывая другим обремени­тельные и далекоидущие обязательства, правящие круги США в то же время стремились избегнуть принятия на себя подобных, особенно каких-либо автоматических, обя­зательств, прежде всего о вступлении в войну, оказании немедленной помощи союзникам. Они обусловливали свое выполнение основных пунктов договоров с союзниками обязательным соответствием принимаемых решений кон­ституции США, позиции американского конгресса и т. п. Таким образом, под предлогом необходимости соблюдения законов США американская дипломатия всегда добива­лась для себя особого, привилегированного положения в системе военно-политических блоков, сохранения за собой максимально возможной свободы решений и действий в острых ситуациях. Не случайно особенно видное место в арсенале амери­канской дипломатии заняли внешнеполитические доктри­ны, являющиеся односторонними декларациями о целях и позиции правящих кругов США в тех или иных мировых проблемах и регионах. Выражая волю и намерения этих кругов, американские внешнеполитические доктрины в то же время не связывали их какими-либо формальными обя­зательствами по отношению к другим странам, междуна­родным организациям и соглашениям.