Советская делегация

Она отказалась в Потсдаме обсуждать подобные посягательства США на политические и эконо­мические интересы европейских государств. Как уверял Р. Мэрфи, этот отказ настолько якобы «оскорбил» прези­дента США, что он отправился домой, твердо решив «ни­когда больше снова не принимать участия лично в другой подобной встрече» (на высшем уровне с русскими) . Эта «личная обида» Г. Трумэна не помешала, впрочем, представителям США неоднократно возвращаться впо­следствии в той или иной форме к проекту «интернациона­лизации» Дуная и других водных путей при обсуждении проектов мирных договоров с европейскими странами. И несомненно, что наряду с нею имелись гораздо более веские причины, побудившие Трумэна прервать те плодот­ворные контакты, которые установились в годы второй ми­ровой войны между руководителями СССР и США. В то время, как проходила работа Потсдамской конфе­ренции, мысли и внимание американских представителей были сосредоточены на ожидании одного из тех событий, которые должны были, по их мнению, решить вопрос о том, удастся ли им повернуть свои взаимоотношения с СССР, весь ход истории в желаемом им направлении или нет,— на ожидании результатов первого испытания атом­ной бомбы. Отсутствие точной информации о результатах атомного взрыва в Нью-Мексико, проведенного 16 июля, не позволяло американцам в первые дни работы Потсдамской конференции слишком упорно настаивать на своих при­тязаниях.