Военно-политическая геге­мония США в Западном полушарии

В конкретных условиях первых послевоенных лет та­кой договор на деле закреплял, давал американским империалистам возможность объявлять «агрессией» любой неугодный им акт, предоставляя новое орудие как для борьбы с антиимпериалистическими, освободительными движениями в этом районе земного шара, так и для аме­риканской глобальной дипломатии в целом. Хотя принцип невмешательства во внутренние дела других стран под давлением латиноамериканцев был снова подтвержден США на конференции в Бразилии, тем не менее было до­статочно ясно, что они всячески стараются обойти его пу­тем «легализации» прямо противоречащих ему установок о«коллективных мерах против косвенной агрессии». Одной из важных причин, побудивших дипломатию США поторопиться с заключением пакта Рио-де-Жанейро, было желание подготовить общественное мнение к завер­шению поворота во внешней политике США от отношений сотрудничества с СССР к созданию нацеленных против него военно-политических союзов. В частности, правитель­ство США рассчитывало, что конгресс легче всего согла­сится на дальнейшее «военное развитие» доктрины Монро и панамериканизма, а затем уже, опираясь на прецедент с договором, заключенным в Рио-де-Жанейро, одобрит, во­преки всем традициям, участие США в постоянных воен­ных союзах в мирное время с западноевропейскими и ази­атскими странами. В то же время американские диплома­ты готовились предложить в виде образца для всего мира созданную ими систему «обороны и сотрудничества» стран Западного полушария. Призывая сенат США быстрее ра­тифицировать пакт Рио-де-Жанейро, сенатор Ванденберг, который был одним из его авторов и участников подписа­ния, утверждал, в частности, что США «создали новую оборону для самих себя и для наших добрых соседей. Делая это, мы также подали в высшей степени значитель­ный и прогрессивный пример для остальных, чтобы после­довать ему».