Возможность дипломатического призна­ния КНР и отказа США от дальнейшей «защиты» Чан Кай-ши

Осенью и зимой 1949 г. в Вашингтоне усиленно обсу­ждался вопрос о на острове Тайвань (Формоза). В конце декабря 1949 г. дипломатическим представителям США за грани­цей была разослана секретная директива госдепартамен­та, уполномочившая их начать соответствующую кампа­нию по разъяснению намечаемого поворота во внешней политике США. В частности, им было предписано подчер­кивать «уменьшение значения Формозы и ее возможного захвата коммунистами» для Америки. 12      января 1950 г. государственный секретарь Ачесон выступил со специальной речью об американской поли­тике в Азии. Он сделал акцент на том, что главное усло­вие возможного «благожелательного» отношения США к правительству Мао Цзэ-дуна — это его отход от дружбы и сотрудничества с СССР. При этом оратор прибегнул к са­мой примитивной антисоветской пропаганде, обвинив СССР в том, что он является носителем «иностранного господства» в Азии.

Чтобы еще больше убедить КНР в «доброжелатель­ной» позиции США, Ачесон объявил даже о сокращении пресловутого «периметра американской обороны» на Тихом океане, перенеся его с Азиатского континента на цепь островов от Алеутских, через Японию, до Филиппин, официально исключив из него, таким образом, Корею («особую заинтересованность» США в которой он все же не преминул подчеркнуть), Индокитай, а также Тайвань. Таким образом, попытка «пересмотра» китайской и вообще азиатской политики США правительством прези­дента Трумэна в конце 1949 — начале 1950 г. сводилась к тому, чтобы ценой хотя бы запоздалого признания победы китайского народа и с помощью злостной клеветы в адрес СССР попытаться, во-первых, возбудить китайско-совет­ский антагонизм, во-вторых, подорвать изнутри револю­ционное и национально-освободительное движение в Азии и, в-третьих, поднять престиж и влияние США как «друга» азиатских народов.