Итоги второй мировой войны

Не только ставшие уже ясными, но и такой фактор, как завершение работ в Соеди­ненных Штатах над созданием атомного оружия, вызывал у руководителей американской дипломатии все большее стремление перейти от политики межсоюзнического со­трудничества к попыткам одностороннего диктата в после­военных международных отношениях. Информировав, в частности, на заседании кабинета в конце апреля президента США относительно того, что вновь созданное «оружие может оказаться столь мощным, что будет потен­циально в состоянии смести с лица земли целые города и уничтожить население в беспрецедентных масштабах», только что назначенный новым государственным секрета­рем США Д. Бирнс тут же выразил «веру в то, что бомба может дать нам (т. е. США.— Ю. М.) прекрасные возмож­ности диктовать наши собственные условия в конце вой­ны» . Военный министр Г. Стимсон также высказал мне­ние, что новое, «секретное оружие» окажет решающее воз­действие на послевоенные отношения Америки с другими странами, поскольку оно будет «козырным тузом» в ее дипломатическом арсенале. Несомненно, что в первую очередь этот козырь пред­назначался для нажима на СССР. Во-первых, Советский Союз действительно являлся к концу войны единственной великой державой, примерно равной по силе США, прово­дящей самостоятельную политику и пользующейся огром­ным авторитетом в мире. Во-вторых, и это главное, новое американское руководство считало его основным реальным препятствием на пути к установлению мировой гегемонии США, для эффективного «устранения» которого надо при­бегнуть к любым средствам. Как рассчитывал Бирнс, именно американское «обладание бомбой и демонстрация ею сделают Россию более покладистой в Европе».