Идейно-поли­тическая и дипломатическая подготовка к началу откры­той войны США против вьетнамского народа

Параллельно с военной шла тщательная. Президент Джонсон считал преждевременным начинать такую войну, пока он вел публичную избирательную кампанию против Голдуотера под лозунгами мира («мы не будем посылать наших парней умирать в Азии»), пока нет, т. е. не сфаб­риковано, достаточных «данных об инфильтрации с Севе­ра», пока он не получил на ее ведение карт-бланш от кон­гресса США, пока к ней не подготовлены союзники США, пока он не попробовал путем угроз и шантажа заставить ДРВ и Национальный фронт освобождения Южного Вьет­нама отказаться от своего справедливого дела, пока не произошло решающего столкновения в «китайско-совет­ском споре», которого он ожидал в ближайшее время .

В соответствии с этим еще в феврале 1964 г. госдепар­тамент начал готовить и к маю окончательно отработал проект резолюции конгресса, вошедшей позднее в историю под названием Тонкинской, которая заранее давала прези­денту право использовать по его собственному усмотрению все средства, включая вооруженные силы США, для борь­бы против «коммунистической агрессии» в Индокитае. Ра­зумеется, что, говоря словами авторов доклада Пентагона, «масштабы этой (американской.— Ю. М.) угрозы Ханою, характер и размах тайных военных операций и намерений администрации использовать резолюцию, чтобы втянуть страну в открытую войну, если она окажется позднее же­лательной,— все это держалось в секрете». В то же время американская дипломатия категориче­ски отвергла идею нейтрализации Вьетнама и всего Индо­китая, публично выдвинутую президентом Франции де Голлем. Не менее решительно она отклонила и мысль о всяких равноправных переговорах с НФОЮВ и ДРВ, так как «правительство генерала Кханя было не способно по­литически соревноваться с коммунистами.