Исполни­тельная власть

Все более сужался круг лиц самой, которые принимают важнейшие военные, политические и дипломатические решения, особенно в пе­риоды международных осложнений, возникновения кри­зисных ситуаций, крутого поворота в ходе событий на ми­ровой арене. Широко пользуясь полномочиями и привилегиями гла­вы государства и исполнительной власти и верховного главнокомандующего вооруженными силами страны, а под­час и превышая эти полномочия, американские президен­ты послевоенного времени стали прибегать к практике при­нятия фактически единоличных решений, заключения так называемых исполнительных соглашений, не нуждаю­щихся в одобрении сената, для осуществления важнейших дипломатических и военно-политических акций США. При этом, особенно в моменты обострения международной об­становки, президент не только избегал каких-либо кон­сультаций с конгрессом, общественностью, но нередко действовал в глубокой тайне от них, просто ставя публику и прессу перед «свершившимися фактами». Этот своего рода отрыв президентской власти от более широкой и уравновешенной системы сил, формировавших традиционную американскую дипломатию, возрастающая «изолированность», «секретность» и ограниченность кру­га лиц, непосредственно «делающих политику» США, по­рождали недовольство и тревогу не только различных кру­гов американской общественности, но и представителей находящихся в оппозиции группировок господствующего класса, многих сенаторов и конгрессменов и даже членов кабинета, отстраняемых от участия в принятии важней­ших решений . В противовес тенденции к усилению президентской, исполнительной власти в конце 60-х — начале 70-х годов в США развернулась кампания за ограничение полномо­чий президента в области принятия решений по вопросам.