Проблема Греции

Это— писал незадолго до про­возглашения доктрины Трумэна сенатор Ваиденберг,— не может быть изолирована сама по себе. Напротив, она, ве­роятно, символизирует охватывающее весь мир идеологи­ческое столкновение между Восточным коммунизмом и За­падной демократией; и она, возможно, легко станет тем, что потребует от нас некоторых преисполненных значения и далеко идущих решений» . Таким образом, воинствую­щие реакционные круги США не желали мириться не только с закономерностью, правами и интересами общест­венно-политических сил, стремящихся к демократии и со­циализму, но и с «подрывными» идеями, противоречащими их представлениям о «незыблемости» капитализма и «ру­ководящей роли» Америки в мире.

Целый ряд текущих причин наряду с общими глобаль­ными целями США побудил американское правительство избрать Грецию и Турцию в качестве первого значитель­ного объекта и поля своей борьбы с «антиамериканской» системой и идеологией. То обстоятельство, что в гражданскую войну в Греции уже были замешаны империалистические державы (анг­лийские войска находились там с конца 1944 г.), превра­щало эту маленькую страну в важный плацдарм битвы как между восставшим народом и старым, реакционным режи­мом, так и между всеми прогрессивными силами и мировой реакцией. Победа в этой битве греческого народа означала бы крупное поражение не только внутренней, но и внеш­ней реакции, т. е. империализма. Великобритания, как она ни стремилась к этому, оказалась не в состоянии подавить национально-освободительную борьбу в Греции. Ее обра­щение наряду с призывом самого греческого реакционного режима к правящим кругам США было прежде всего просьбой о помощи в классовой борьбе, о вмешательстве в гражданскую войну. И правительство Трумэна поспеши­ло откликнуться на этот призыв.