Психоло­гическая война

Важным моментом, приведшим к усилению «» правительством Эйзенхауэра — Даллеса, явилось также его стремление найти и использовать какой — то суррогат вместо обычной дипломатической практики контактов, переговоров и соглашений. Вместо поисков мир­ного и компромиссного решения международных споров и конфликтов даллесовская дипломатия сосредоточила пер­воначально свои усилия на дальнейшем наращивании силы, попытках давления, запугивания и шантажа, предъ­явления заведомо неприемлемых для другой стороны усло­вий, всяческой дискредитации и подрыва ее позиций. Бо­лее того, лозунг «освобождения», по существу, объявлял невозможными любые переговоры с СССР и тем более ос­тальными социалистическими странами до тех пор, пока предварительно не будут выполнены американские требо­вания о возвращении им «свободы». Поскольку, однако, подобная позиция создавала своего рода «дипломатический вакуум» в международных отношениях, постольку амери­канские руководители еще активнее стремились заполнить его различными «психологическими операциями». Цель их при этом состояла в том, чтобы разлагать и ослаблять со­циалистический тыл, укреплять «единство свободного ми­ра», захватить инициативу в «холодной войне», уклоняясь в то же время или вообще от переговоров, или от делового обсуждения и разрешения на них спорных международ­ных проблем. Выдвижению «психологического фактора» на одно из первых мест во внешней политике Эйзенхауэра — Даллеса содействовали изменения не только в политико-дипломати­ческой, но и в военной сфере.