Американская агрессия в Корее

На протяжении послевоенных лет американские империа­листы неоднократно имели возможность убедиться в том, что гораздо легче строить авантюристические планы, про­возглашать и пропагандировать догмы и лозунги «холод­ной войны», чем подвести под них достаточно реальную материально-техническую и стратегическую базу и тем более достигнуть поставленных целей. Когда в начале 1950 г. Ачесон публично поставил перед США задачу создать и занять во всем мире «позицию силы» по отношению к СССР, мировому революционному и освободительному движению с тем, чтобы продиктовать им свои условия, оп снова явно переоценил американские способности и возможности добиться этого. Наоборот, весь ход событий в мире в первой половине 1950 г. все более убедительно демонстрировал растущий разрыв между це­лями американской дипломатии на мировой арене и реаль­ным развитием обстановки. Решение правительства Трумэна об усилении гонки атомных вооружений не могло повлиять и не повлияло ни на ход строительства социализма в СССР, странах Во­сточной Европы и Азии, ни на их решимость отстаивать свои завоевания от посягательств империалистов, ни на последовательную борьбу советской дипломатии в защиту мира и независимости всех народов. Провозглашение «то­тальной дипломатии» не могло также положить конец ре­волюционному, рабочему, национально-освободительному движению в капиталистическом мире. Более того, почти все те инструменты, с помощью которых США надеялись создать «ситуацию силы», снова показывали свою малую эффективность. «Психологическая война» против идей со­циализма была не в состоянии остановить их распростра­нение по всему земному шару.