Ликвидация американской атомной монополии

Правительство США сделало все возможное для того, чтобы сгладить, преуменьшить впечатление от. После осуществления атомного испытания в СССР президент Трумэн сразу же поспешил сделать специальное заявление по этому поводу, пытаясь внушить общественности, что, мол, США были го­товы к созданию атомного оружия в СССР, знают о нем и т. п. Однако на деле это «спокойное» заявление было призвано скрыть величайшее потрясение как самих руко­водителей, так и разработанных ими основ внешней и во­енной политики и дипломатии США, исходивших из рас­четов на весьма длительную атомную монополию Америки и, более того, надеявшихся чуть ли не на ее увековечение. «Краеугольным камнем» всей американской политики от Дальнего Востока до Западной Европы, как ее «построи­ли» к 1949 г., была атомная монополия, писали военные теоретики Миллис, Мэнсфилд и Стейн. После советского атомного испытания «одним ударом вся военно-политиче­ская ситуация была преобразована. Вероятно, немногие осознавали полностью масштабы, в которых атомный арсе­нал уже был включен в нашу собственную оборонительную структуру, или размеры, до которых мудрость этой поли­тики покоилась на предполагавшейся монополии… Потен­циальное уничтожение, на которое мы привыкли все боль­ше и больше полагаться как на наш главный инструмент военной силы, теперь было бы взаимным. Все равновесие мировой политики было изменено резко и страшно… Сооб­щение ТАСС от 25 сентября 1949 г. означало кризис — интеллектуальный, моральный и технический,— далеко превосходящий обычные кризисы международных отноше­ний»  Вплоть до осени 1949 г. американские стратеги созна­тельно спекулировали на тезисе об «угрозе безопасности» США для того, чтобы как можно дальше продвинуть их линию «обороны», как можно шире раскинуть по всему миру сеть своих военных баз, как можно больше втянуть других стран в военные союзы с Америкой, как можно сильнее «надавить» на ее противников и колеблющихся. Теперь же страх перед возможностью возмездия за всю эту опасную игру в случае перехода ими рубежа войны реаль­но стал надвигаться на сами США, подрывая основы их самонадеянной глобальной политики, стратегии и дипло­матии.