Передача атомного оружия

27 июля 1948 г. военные министры США Форрестол, Саймингтон и Ройял потребовали от президента непосредственно в руки военных в За­падной Европе для того, чтобы они быстро овладели мето­дами его применения и затем пустили в ход в связи с со­бытиями в Берлине. «Мы тратим 98% всех расходов по атомной энергии на изготовление оружия,— заявил, в ча­стности, министр армии.— Если теперь мы не намере­ваемся использовать его, тогда это не имеет никакого смысла» . Трумэн не счел возможным пойти навстречу подобным требованиям руководителей Пентагона, опасаясь «нежела­тельного эффекта», которое это неизбежно оказало бы на «международные отношения США». Тем не менее 13 сентября 1948 г. Форрестол, который считал размахи­вание атомной бомбой «одним из наиболее сильных козы­рей» в обращении с СССР, снова потребовал от президен­та «в связи с ухудшением положения в Берлине» приня­тия решения о том, что США используют атомную бомбу в случае «чрезвычайных обстоятельств». На этот раз Тру­мэн сказал, что «он молится, чтобы ему никогда не при­шлось принимать такого решения, но что, если это станет необходимым, никто не должен будет пенять на него за то, что он поступит именно так» . Попытки наиболее ярых милитаристов США раздуть берлинскую «блокаду» в атомную войну или по меньшей мере превратить ее в «наступательную операцию против красных», потерпели, однако, неудачу. На них было, как сообщала 23 марта 1962 г. газета «Нью-Йорк геральд три — бюн», «наложено вето… потому что силы США были рас­ценены слабыми для того, чтобы принять на себя риск, связанный с ними». Комитет начальников штабов пришел к выводу, что им потребуется длительное время для под­готовки к «такой ситуации».