Французские правящие круги

Во всяком случае, после «разъ­яснений» Кеннеди на этот счет еще более решительно, чем раньше, стали настаи­вать на необходимости для Франции самой и по собствен­ному выбору решать свою судьбу, проблемы своей оборо­ны, независимости от США и их военных блоков и страте­гии. В целом результаты переговоров в Париже могли только подтвердить у американского президента впечатле­ние о том, что берлинский вопрос является единственным пунктом, по которому позиции США и Франции еще совпа­дают и который, может быть, удастся использовать для вос­становления их единства по другим проблемам. Из Парижа Д. Кеннеди направлялся в Вену в довольно «боевом настроении». В беседах с Председателем Совета Министров СССР он намеревался продемонстрировать ре­шимость США, несмотря на все их неудачи, твердо отстаи­вать интересы свои собственные и всего капиталистическо­го мира. Президент категорически отверг в Вене не только все предложения советской стороны по урегулированию берлинской проблемы, но, по существу, вообще отказался от ее обсуждения. Сразу же после окончания венской встре­чи с явного поощрения американского президента и его ок­ружения на Западе начала разворачиваться новая и все нарастающая истерия по поводу якобы «очередного ульти­матума» СССР в отношении Западного Берлина. Для «под­крепления» этой версии были использованы как извращен­ные неофициальные сообщения о ходе встречи в Вене, так и памятные записки правительства СССР, врученные там Д. Кеннеди, в которых излагались известная позиция СССР по вопросам о прекращении испытаний атомного оружия и о заключении германского мирного договора.