Президент Трумэн

Сам попытался навязать конферен­ции свое собственное первое дипломатическое детище, ло­гически связанное со взглядами Мэрфи и др.,— так на­зываемый план «интернационализации водных путей Ев­ропы», а затем и всего мира. Основное содержание этого плана состояло, по словам самого Трумэна, в том, чтобы «помочь объединению Европы, связав ее главные житни­цы (к которым президент отнес в первую очередь Венгрию и Румынию.— Ю. М.) с ее промышленными центрами с помощью свободного потока торговли. Чтобы облегчить этот поток, Рейн и Дунай могли бы быть соединены с ог­ромной сетью каналов, которые обеспечили бы прохожде­ние всего пути от Северного к Черному и Средиземному мо­рям. Все это, вместе взятое, создало бы свободный водный путь для торговли…» *, прежде всего, разумеется, США. Поднимая на щит старые американские экспансиони­стские лозунги вроде «свободы торговли», проект Трумэна преследовал, однако, не только экономические, но и весь­ма далеко идущие политические цели. Наряду с обеспече­нием обширного и беспрепятственного поля деятельности для американских монополий (и нарушением суверенных прав других государств), он призван был, во-первых, по­мочь укреплению капитализма в западноевропейских госу­дарствах и, во-вторых, воспрепятствовать демократическим и революционным преобразованиям в странах Восточной Европы. Борьба с «политическими революциями и комму­нистическим проникновением» все больше начинала зани­мать умы государственных деятелей США, хотя они пока еще избегали открыто говорить об этом.