Западноевропейские державы

С одной стороны, понимали, что отныне США менее, чем когда-либо раньше, будут готовы рисковать обменом термоядерными ударами с СССР ради их «защиты». С другой — эти же державы имели теперь все больше оснований бояться того, чтобы какие-либо авантюристические действия американской дипломатии, в том числе далеко за пределами Европы, не втянули их в конфликт, грозящий всеобщей войной. Вместо мифической угрозы советского нападения над Западной Европой нависла, таким образом, вполне реаль­ная опасность стать жертвой термоядерной войны, могу­щей возникнуть в результате агрессивных действий США или какого-либо из их союзников, военно-политической, дипломатической или просто технической ошибки. Не довольствуясь само собой разумеющимся обязательст­вом нового правительства Кеннеди продолжать американ­скую двухпартийную глобальную стратегию и диплома­тию, уходящая в отставку администрация республиканцев постаралась поставить его перед целым рядом «свершив­шихся фактов», связать как можно большим числом спе­цифических обязательств целиком в духе своих старых внешнеполитических установок. Важное место среди них занимали «жесткий курс» в германском вопросе, планы превращения НАТО в «четвертую атомную державу», под­готовка интервенции на Кубу и в Лаос, декларации об «освобождении порабощенных наций». Передавая «бразды правления» Джону Кеннеди, Эйзен­хауэр специально подчеркнул, например, что в соответ­ствии с проводившейся им политикой США «помогают обучать антикастроские силы в Гватемале», и порекомен­довал, чтобы «эти усилия были продолжены и ускорены» . В начале января 1961 г. он поспешил разорвать диплома­тические отношения с правительством Ф. Кастро.