Огромные революци­онные сдвиги в мире

Чем ближе становилась победа над гитлеровской Гер­манией и чем яснее обрисовывались, которые она несла с собой, тем все более широко распространялись среди правящей элиты США и ряда других капиталистических держав настрое­ния страха и недовольства, тем сильнее становилось дав­ление справа на американскую дипломатию, тем все на­стойчивее добивались перемен в официальных кругах и политике противники Рузвельта. Стремясь прежде всего изгнать из американо-советских отношений дух сотруд­ничества, оклеветать советский курс на установление де­мократического, прочного мира и подобрать достаточно привлекательное облачение для защиты реакционно-экс­пансионистской внешнеполитической линии, один из лиде­ров республиканской партии, сенатор Ванденберг, пустил в обращение тезис о необходимости прекратить рузвель- товское «умиротворение» СССР. «Оно должно когда-то быть остановлено»,— подчеркнул он в своем дневнике

2 апреля 1945 г. К занятию более «жесткой» позиции по отношению к СССР Вашингтон стали особенно настойчиво призывать консервативные круги Великобритании, которые стреми­лись сохранить Британскую империю и использовать ухудшение отношений между СССР и США для упроче­ния своего влияния в капиталистическом мире. Внезапная смерть президента Рузвельта 12 апреля 1945 г. и смена руководства в Белом доме, несомненно, способствовали дальнейшей резкой активизации и усиле­нию действия агрессивно-реакционной тенденции во внеш­ней политике США. Вместо крупного, дальновидного и рас­четливого государственного деятеля Франклина Д. Руз­вельта, умевшего твердо, но в то же время и гибко отстаи­вать интересы своего класса, на пост президента пришел Гарри Трумэн, во многом обязанный своей карьерой реак­ционным партийным боссам, пронизанный антикоммуни­стическими настроениями, откровенно надеявшийся на обескровливание СССР, легко и охотно поддававшийся лю­бому давлению «справа».