Маневрирование между войной и миром

Отступление и провалы американской дипломатии в Азии носили не случайный и не изолированный характер. Они отражали общую несостоятельность глобальной стратегии и политики американского империализма, становившуюся особенно очевидной в свете нового этапа общего кризиса капитализма, начавшегося в середине 50-х годов. Дальнейший рост военной и экономической мощи Со­ветского Союза и всего социалистического содружества, активная деятельность советской дипломатии в защиту ми­ра и против империалистической агрессии, распад коло­ниальной системы и проведение растущим числом моло­дых независимых стран политики позитивного нейтрали­тета, обострение межимпериалистических противоречий, усиление борьбы широких народных масс против политики военных авантюр и угроз —г все это вынуждало даллесовскую дипломатию не только воздерживаться от перехода через «грань войны», но и все чаще отступать от этой гра­ни, искать более гибкие и умеренные формы проведения своей линии на мировой арене. Под давлением глубоких изменений в расстановке и соотношении сил, мирового об­щественного мнения и даже части своих союзников пра­вительство Эйзенхауэра, продолжая вести «психологиче­скую войну» и заниматься атомным шантажом, в то же время оказалось вынужденным все чаще прибегать к бо­лее мирным средствам дипломатии — контактам и пере­говорам со своими противниками, и прежде всего с Совет­ским Союзом. Наиболее значительный шаг в этом направ­лении был сделан в середине 1955 г., когда благодаря настойчивой инициативе советской дипломатии была до­стигнута договоренность об организации в Женеве встре­чи на высшем уровне руководителей СССР, США, Анг­лии и Франции.