Приход к власти в любой американской стране

Дал­лес попытался приравнять свое предложение к «коллектив­ной доктрине Монро», а следовательно, «чуждой», точнее — неугодной США политической партии к… захвату ее «неамерикан­ской» державой! Наша каракасская декларация, заявил он, «фактически выдержана в духе доктрины Монро, ныне в значительной степени забытой (но только не в Вашинг­тоне.— Ю. М.), которая касается угрозы распространения на наше полушарие политической системы деспотических европейских держав» . В результате долгой и ожесточенной борьбы, закулис­ных махинаций и некоторых экономических обещаний США удалось навязать конференции свою антикоммуни­стическую резолюцию большинством голосов, правда, лишь после внесения в нее одной существенной поправки. А именно, признавая коммунизм «чуждым» элементом для Америки и обязуясь бороться с ним, латиноамериканские государства в то же время отвергли принцип автоматиче­ских немедленных действий против любой страны, ока­завшейся «под господством коммунизма», т. е. принцип насильственного вмешательства в ее внутренние дела по единоличному решению американских империалис­тов. Именно это обстоятельство предопределило тот факт, что, по признанию самих руководителей США, они оказа­лись вынужденными в дальнейшем действовать против Гватемалы больше якобы «в духе», чем «по букве» Кара­касской резолюции. Более того, чтобы подкрепить свои морально-политические позиции, правящие круги США должны были дополнить и значительно усилить многосто­роннюю «Декларацию солидарности» ОАГ односторон­ней — открыто подстрекательской и интервенционист­ской — резолюцией сената и палаты представителей, направленной на поддержку мятежников, против законно­го