Достижение международного договора

Рассмотрение со всех сторон этой идеи президента при­вело к появлению в октябре 1953 г. меморандума предсе­дателя Комиссии по атомной энергии США Страуса, кото­рый содержал ряд более или менее реальных предпосылок для в данной обла­сти и в то же самое время предусматривал полное сохране­ние боевого американского ядерного потенциала. Страус признавал, что «никакое соглашение с Советами не может быть в настоящее время навязано любыми известными средствами» и что возможно такое положение, когда «неко­торые конкретные преимущества могут быть получены от нелегкого, мира вместо атомной войны». Он считал, что любой международный договор об «атомном разоружении» должен отвечать следующим требованиям: «Он обязан быть безопасным, т. е. независимым от надежд на постоянную добрую веру или принуждение. Он должен принимать в расчет период, прошедший с момента плана Баруха, и про­гресс России в атомной области, достигнутый за это время. Он обязан учитывать тот факт, что абсолютный учет всех производимых расщепляющихся материалов, вплоть до по­следнего килограмма, невозможен для любой страны, по­этому инспекция не может ликвидировать возможность того, что некоторая часть оружия будет скрыта. Он должен избегать вопроса о любом пожертвовании суверенитета в настоящее время в результате всяких требований о меж­дународной собственности, контроле или управлении пред­приятиями внутри каждой страны. Ему следует быть при­влекательным для других стран («не имеющих атома») в той степени, которая затрагивает их самоинтерес и, следо­вательно, привлекает их симпатии и поддержку…»